Четверг, 27.07.2017, 05:27
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сайт

История & обществознание

Материалы к занятиям

Главная » Файлы » История » Лекции по истории XVIII века

Эпоха дворцовых переворотов
[ Скачать с сервера (94.5Kb) ] 28.07.2011, 15:39

Эпоха дворцовых переворотов,

расширение привилегий дворянства.

(1725- 1762гг.)

 

1. Дворцовые перевороты

После смерти Петра I обострилась борьба за российский престол между претендентами, выражавшими интересы различных группировок дворянского сословия. Замещение престола чаще всего осуществлялось с помощью дворцовых переворотов, в которых участвовала дворянская гвардия. Они совершались относительно легко, ибо не ставили целью коренным образом изменить политику государства. Каждый, кто приходил к верховной власти в России, неизменно в той или иной мере способствовал укреплению позиций дворянства путем расширения его сословных привилегий и усиления власти над крепостным крестьянством. Недаром поэтому эпоху дворцовых переворотов в России называют временем оформления дворянской империи.

По иронии судьбы Петр I не сумел воспользоваться собственным указом о престолонаследии (1722) ввиду скоропостижной смерти. Осенью 1724 г. царь простудился, помогая спасать солдат с потерпевшего крушение бота на взморье близ Петербурга. В январе, когда его положение стало безнадежным, Петр принялся за составление завещания накануне дня смерти, 27 января, и не успел осуществить задуманного. Из написанного им остались лишь слова: «отдайте все…».

Дочери были рождены до оформления брака с Екатериной. Таким образом реальными претендентами на престол после смерти императора оказались его жена Екатерина и внук Петр – сын казненного царевича Алексея.

Однако помимо этой династической линии существовала другая — потомков царя Ивана Алексеевича, сводного брата Петра I, который имел двух дочерей — Анну и Екатерину. Первую Петр выдал замуж в 1711 г. за курляндского герцога, вторую — за герцога мекленбургского.

Вопрос о преемнике должен был решать «сенат, синод и генералитет» — круг ближайших сподвижников Петра I, а он был очень пестрым по социальному составу. Его представляла старая московская знать в лице князей Долгоруких и Голицыных, среднее дворянство — братья П.Ф. и М.Ф. Апраксины, Г.И. Головкин, П.А. Толстой, люди «без рода и племени», такие, как «светлейший князь» А.Д. Меншиков, вице-канцлер П.П. Шафиров, генерал-прокурор П.И. Ягужинский, преуспевшие на русской службе иностранцы Б.К. Миних, Я.В. Брюс, А.И. Остерман. Старая знать оказывала протекцию подростку Петру Алексеевичу, «худородные» вельможи хотели видеть на престоле вдову царя Екатерину.

При дворе обнаружились 2 группировки знати. Одну из них сост. высшие сановники, выдвинувшиеся при Петре I. Среди них важнейшую роль играл безродный князь А.Д. Меньшиков. Их кандидатом на престол была Екатерина. Другую группировку представляи родовитые аристократы во главе с князем Д.М. Голицыным, выдвинувшие кандидатуру Петра II. Пока сенат и высшие сановники обсуждали, кому передать трон, Преображенский и Семеновский полки открыто стали на сторону Екатерины I (1725-1727). Фактическим правителем страны стал Меньшиков.

 

Для лучшего управления государством был создан Верховный тайный совет – высший государственный орган, ограничивающий власть сената. В него вошли А.Д. Меньшиков, Г.И. Головкин, П.А. Толстой, А.И. Остерман, Д.М. Голицин и Карл Фридрих.

 

Незадолго до смерти Екатерина I завещала престол Петру II (1727-1730).Он занял трон при регентстве верховного тайного совета. Но вскоре А.Д. Меньшиков, был арестован, лишен имения и наград и сослан в Сибирь. Верховный совет теперь состоял из: 4 князя Долгоруких, 2 Голицыных, а также мастер интриги Остерман. Но на 15 году жизни Петр II умирает в день своей коронации и свадьбы. Династия Романовых пресеклась по мужской линии.

После долгих консультаций верховники остановились на старшей линии династии, связанной с братом Петра I – Иваном V. Они решили возвести на престол курляндскую герцогиню Анну Иоановну. Не имея политических связей с дворянством, императрица должна была стать послушным орудием в руках верховников. Верховники  написали ей специальные условия – кондиции, на основании которых она должна была управлять страной. Они состояли из восьми пунктов: 1) управлять государством совместно с ним; 2) без его согласия не объявлять войну и не заключать мира; 3) передать ему командование гвардией; 4) не производить в чины выше полковника своей властью; 5) не расходовать без его согласия государственных средств; 6) никого из «шляхетства» (дворянства) не лишать жизни без суда; 7) без его согласия и без суда не отнимать и не жаловать вотчины и деревни; 8) не вступать в брак и не выбирать себе преемника без его согласия. К этим политическим условиям было добавлено еще одно — не привозить в Россию своего фаворита Бирона.

Однако значительная часть дворянства Москвы выражала резкое недовольство действиями «осмиричных затейщиков», авторов восьми условий. 25 февраля на большом приеме шляхетства и офицерства в кремлевском дворце императрице была подана челобитная о пересмотре «кондиций» в интересах более широких кругов дворянства, составленная известным историком столетия В.Н. Татищевым. Она была прочтена выдающимся поэтом и дипломатом ХVIII в. Антиохом Кантемиром, отражавшим интересы дворянской гвардии. Анна приказала принести «пункты» и решительным движением надорвала их, а спустя три дня, 28 февраля, манифестом объявила о «восприятии» ее «самодержавства, как издревле прародители наши имели». Так, по выражению В.О. Ключевского, «кончилась десятидневная конституционно-аристократическая русская монархия ХVIII в.». 15 февраля 1730 г. Анна Ивановна торжественно въехала в Москву, и ей была принесена присяга.

Верховный совет был заменен Кабинетом из 3 министров во главе с Остерманом. В 37 лет Анна Иоанновна (1730-1740) заняла русский престол. Она не отличалась ни умом, ни образованностью. Она фактически передала управление государством своему фавориту Бирону. Время правления Анны Иоанновны получило название "бироновщины”, ставшего олицетворением засилья иноземцев в управлении страной. Одним из ее проявлений стала невиданная роскошь придворной жизни, разгульные празднества, доносы, протекционизм и взяточничество. На содержание двора тратилась баснословная по тем временам сумма — 2 млн рублей золотом. В такую же сумму оценивались бриллианты жены Бирона. Верхом цинизма придворной жизни стала свадьба шутов в специально построенном роскошном «Ледяном доме» в 1740 г.

 Анна Иоанновна решила, что ее наследником будет сын ее племянницы Анны Леопольдовны Мекленбургской, вышедшей замуж за принца Антона Ульриха Брауншвейгского-Люнебергского.  Регентшей при царственном двухмесячном Иоанне была провозглашена его мать. Вся верховная власть в России до совершеннолетия Ивана Антоновича передавалась, согласно завещанию, Бирону. Это оказалось последней каплей. Положение дел становилось нетерпимым не только для русских, но и для немцев. Вскоре против Бирона составился заговор. Фельдмаршал Миних с караулом Преображенского полка низложил Бирона 9 ноября 1740 г. и провозгласил правительницей государства Анну Леопольдовну, мать Иоанна Антоновича. Бирон был заключен в Петропавловскую крепость и приговорен к смертной казни, которую вскоре заменили ссылкой в Пелым. Но и Миних недолго продержался у власти. Остерман путем интриги заставил его подать в отставку, а сам стал фактическим главой государства при Анне Леопольдовне. Это продолжалось с 9 ноября 1740 г. по 25 ноября 1741 г.

Дальнейшее пребывание у власти временщиков грозило довести страну до развала и вредило интересам русского дворянства. Свои надежды оно связывало с дочерью Петра I – Елизаветой. В 1741 г. произошел очередной переворот. Елизавета Петровна (1741-1761) войдя во дворец с гренадерской ротой Преображенского полка и в окружении гвардейцев Воронцова, Шувалова и фаворита Алексея Разумовского, Елизавета арестовала «Брауншвейгскую фамилию» и была провозглашена императрицей. Ребенок-император с родителями был сослан на север, а впоследствии его содержали в Шлиссельбургской крепости. Миних, Остерман, Левенвольд и Головкин были объявлены государственными преступниками и сосланы в Сибирь. Елизавета Петровна обещала возвратиться к политике Петра I. В благодарность за оказанную помощь Елизавета перевела гренадерскую роту на особое положение, назвав ее лейб-компанией. Каждый солдат ее при переходе в армию сразу становился офицером, а офицер сразу получал значительно более высокий чин. Каждый участник переворота был награжден земельными пожалованиями.

При ней произошла полная смена лиц у трона. Клика иностранцев была разогнана. Остерман, продержавшийся при пяти правителях благодаря своему необычайному двуличию, наконец, был сослан в Сибирь. Там же оказался и Миних. Трон императрицы окружили новые лица из дворянства: Петр, Александр и Иван Шуваловы, Воронцовы, Бестужев-Рюмин. Елизавета упразднила многие из нововведений своих предшественников, восстановив Главный магистрат, Мануфактур- и Берг-коллегии, слитые с Коммерц-коллегией, возвратила прежние полномочия Сенату. Но и она не смогла обойтись без учреждения, напоминавшего Верховный Тайный Совет. Во время Семилетней войны возникло постоянно действовавшее совещание, стоявшее над Сенатом, — Конференция при Высочайшем Дворе, в работе которой участвовали руководители дипломатических и военных ведомств.

Она любила наряды, балы, фейерверки и мало чем отличалась от своих предшественников. Став императрицей с помощью дворянской гвардии, Елизавета Петровна должна была удовлетворить все основные чаяния русского дворянства. Дочь Петра I отличалась красотой, была умна, не чуждалась на первых порах государственных дел. Лишь в последние годы ей ненавистно было всякое упоминание о них. Из опасения стать жертвой дворцового переворота Елизавета спала днем, а бодрствовала ночью. У нее не было детей, поэтому в 1742 г. она назначила официальным наследником престола своего племянника, сына сестры Анны Петровны, герцога Шлезвиг-голштинского Карла Петра Ульриха. Он принял православие и стал именоваться Петром Федоровичем. Однако ни новое отечество, ни новая вера не сделали Петра русским. Воспитанный голштинскими офицерами, ничего не знавший, кроме казармы, он на всю жизнь сохранил пристрастие только к военщине. Сказывалась и его отсталость в умственном развитии. Он часто приводил Елизавету в отчаяние своим поведением, но заменить его было некем. В 1744 г. Елизавета выписала Петру из Германии невесту, 15-летнюю Софию-Августу-Фредерику, дочь мелкого принца Ангальт-Цербстского, генерала прусской службы. В 1745 г. она была обвенчана с будущим Петром III, предварительно приняв православие и имя Екатерины.

Таким образом, после смерти Елизаветы Петровны в 1761 г. 33-летний внук Петра I – Петр III (1761-1762) стал императором России. Вздорный, неуравновешенный Петр III  не любил русский народ, зато боготворил Фридриха II. Его отличало обилие принятых государственных актов за 6 месяцев правления, грубость к семье, пьянка, дурачество и отсутствие программы действий.

 

Приговор двора, гвардии и духовенства был единодушен: Петр III не похож на настоящего государя и 28 июня 1762 г. гвардия совершила переворот в пользу жены Петра III Екатерины II. Екатерина II Великая (1762-1796). Время ее правления называют "екатерининской эпохой”. Такая характеристика во многом объясняется успехами России на мировой арене и решением ряда внутриполитических задач при Екатерине и ее соратниках.


II. Расширение привилегий дворянства

В эпоху дворцовых переворотов основное требование дворян касалось облегчения тяжести военной службы и сокращения ее сроков. В 1730 г. дворяне добились отмены того положения петровского указа о единонаследии, которое ограничивало их право распоряжаться имением при передаче его по наследству. 29 июля 1731 г. был учрежден Кадетский корпус в Петербурге для обучения дворянских детей в возрасте от 13 до 18 лет в количестве сначала 200 человек, а через год — 360. Окончившие его поступали в армию офицерами, минуя все тяготы солдатской службы. Наконец, в 1736 г. для дворян была отменена бессрочная служба. Согласно закону, один из дворянских сыновей освобождался от военной службы для управления имением, а остальные до 20 лет должны были быть «в науках», а с 20 лет (а не с 15, как раньше) «всякий должен служить в воинской службе 25 лет». По истечении срока они могли выходить в отставку с повышением в чине. При этом оставшиеся дома и вышедшие в отставку должны были выставлять за себя рекрута. Поскольку многие дворяне после окончания Русско-турецкой войны в 1739 г. стали хлопотать об увольнении со службы, в 1740 г. был издан указ, разрешавший подавать в отставку только тем, кто находился на действительной службе указанный в законе срок.

При Елизавете эта политика продолжалась. В 1754 г. была отменена смертная казнь в России. В интересах развития помещичьего хозяйства был изменен способ набора рекрутов. Их стали набирать ежегодно только с пятой части территории империи. Был отменен закон Петра I о недорослях. Дворяне фактически перестали служить солдатами в гвардии. При рождении они записывались в полк, в 10—12 лет получали чин сержанта, в 13—14 — поручика, в 16—17 — являлись в полк, совсем не зная военного дела. Фактически срок службы продолжался 10—12 лет. Это стало обычаем, на который правительство смотрело сквозь пальцы. Необычайно расширились при Елизавете и социальные привилегии дворянства. Инструкция по генеральному межеванию 1758 г. гласила, что все лица недворянского происхождения не только лишаются права иметь населенные имения, но и людей без земли. Таким образом, дворянское сословие приобрело монопольное право на владение землей и крепостными крестьянами. Для окончательного его оформления и учета в 1761 г. было велено составить «родословную книгу о дворянах».

Окончательное превращение дворянства из служилого в привилегированное сословие закрепил Манифест о вольности дворянской 18 февраля 1762 г., изданный Петром III и отменивший обязательную военную службу для дворян. Находившиеся на военной или гражданской службе дворяне могли продолжать ее или выйти в отставку. Но манифест при этом призывал дворян не покидать службу в интересах отечества. Неслужащий дворянин получил впервые право свободного выезда за границу. Владельческие же права над крепостным населением не только не упразднялись, но, наоборот, усиливались.

Законодательство складывавшегося дворянского государства усиливало судебно-полицейскую власть и хозяйственную опеку помещиков над крестьянами. Правовое положение крестьян определялось правительственными указами и вотчинными инструкциями. Указами 1731 г. сбор подушной подати был возложен на помещиков, крестьяне исключались из присяги на верноподданничество, ее за них стали приносить помещики. Этим подчеркивалось абсолютное бесправие владельческих крестьян. Вскоре им было запрещено вступать в торговые сделки и покупать недвижимое имущество. Указ 1734 г. обязывал помещиков в неурожайные годы кормить своих крестьян и снабжать их семенами, чтобы «земля праздна не лежала». Помещик нес ответственность за недоимки крестьян. Указ 1736 г. предоставил помещику право определять по своему усмотрению меру наказания за побег крепостному. Указ 1756 г. предписывал помещикам наблюдать за поведением своих крестьян. Указ 1760 г. разрешил помещикам ссылать крепостных «за продерзости» в Сибирь на поселение.

III. Социально – экономическое положение России в эпоху дворцовых переворотов

В связи с ростом крепостного и податного гнета крестьянство все менее справлялось со своими налоговыми обязанностями. Уже в 1732 г. недоимки прежних лет выражались в сумме 15 млн рублей, что почти в два раза превышало сумму доходов, предусмотренную бюджетом 1724 г. Еще более усугубил положение голод в центральных губерниях страны в 1734—1735 годах. Правительство Анны Иоанновны усилило экономические репрессии. Недоимки выколачивались с помощью карательных отрядов, рассылавшихся по России. В 1735 г. был издан указ о сдаче всех нищих в трехмесячный срок в солдаты или на каторжные работы. Беспросветной жизни крестьян противостояла роскошь двора Анны Иоанновны. В 1730 г. она приказала изготовить себе новую корону, усыпанную 2,5 тысячами бриллиантов. На содержание двора тратилась огромная по тому времени сумма — около 2 млн руб. золотом, а на содержание Академии наук и Адмиралтейской академии — только 47 тыс. руб. На медицинскую канцелярию, на борьбу с эпидемиями выделялось всего 16 тыс. рублей. В губерниях постоянно вспыхивали крестьянские восстания. Лишь Елизавета, придя к власти, снизила размеры подушной подати, уплата которой из-за больших недоимок была не по карману не только крестьянам, но и несшим за них налоговую ответственность помещикам.

Самой распространенной формой крестьянского протеста, как и прежде, являлся побег. Иногда беглые крестьяне составляли целые отряды, называвшиеся правительством «воровскими компаниями». Против них нередко высылались даже регулярные войска. Большого размаха достигли побеги за польскую границу, в Белоруссию, где местные помещики на начальных порах давали некоторые послабления.

Согласно третьей ревизии 1762 г. число крепостных составило 3787 тысяч душ мужского пола (52,9%), а незакрепощенных — 3400 тысяч человек (47,1%). Процент рождаемости среди незакрепощенных крестьян был выше, чем в среде крепостных.

В целом экономическая политика государства  носила в эти годы протекционистский характер и была направлена на укрепление экономического могущества дворянства и купечества. В 1754 г. для помещиков был открыт государственный заемный банк, выдававший ссуды под залог имений из 6% годовых — процент, очень льготный для того времени. Вскоре был организован и купеческий заемный банк, предоставлявший ссуды под залог товаров из 6% годовых. В 1758 г. в обеих столицах были открыты конторы, дававшие ссуды под векселя и делавшие некоторые денежные переводы.

Важнейшим мероприятием для развития внутренней торговли стала отмена внутренних таможен. В 1753—1754 годах по инициативе графа П.И. Шувалова все внутренние таможни и сборы были заменены единой таможенной пошлиной, взимавшейся на границах государства в сумме 13 копеек вместо 5 копеек прежних. Мера была исключительно выгодна для России, вывозившей сырье для иностранного потребителя и приобретавшей за границей главным образом предметы роскоши. Была ликвидирована русско-украинская таможня. Заинтересованное в пополнении казны правительство Елизаветы сдавало таможни на откуп. Была введена общая откупная система. Все таможни, за исключением остзейских и среднеазиатских, были переданы купцу Шемякину. Таможенный тариф 1757 г. резко повысил таможенные пошлины, доведя их до 60—80% (тариф 1731 г. — 20%) и превысив даже петровский 1724 г.

В 1758 г. по инициативе П.И. Шувалова был организован Медный банк. Тогда же в Петербурге и Москве были открыты банковские конторы, дававшие ссуды под векселя и осуществлявшие денежные переводы. Этот банк выдавал ссуды помещикам, купцам и заводчикам медной монетой, а требовал их погашения на 3/4 серебром и только 1/4 медными деньгами. Этим преследовалась цель способствовать привлечению в российскую казну серебряной монеты и облегчению обращения уже обесцененных медных денег. Просуществовал Медный банк недолго, его закрыли в 1762 г., но его должники к этому времени не вернули 3 млн рублей.

Во второй четверти XVIII в. в России были приняты документы о развитии коммерческого кредита — вексельный устав 1729 г., банкротский устав 1740 г. Эти меры содействовали развитию торговли. Вексельный устав предусматривал неустойку в размере 8,8% с момента протеста векселя. Если вексель после протеста не оплачивался в течение месяца, то дополнительно начислялись 1,5%.

По банкротскому уставу предусматривалась продажа имущества банкрота «с конкурса». За счет вырученных денег уплачивались долги, сначала государству, затем иностранным кредиторам. Если полученной суммы при продаже имущества не хватало, то банкрот отдавался «на заработки» или в солдаты. Сферами, где применялись векселя, были торговля и промышленность. Это говорит о том, что в России коммерческий кредит в форме векселей существовал уже в XVIII в. Однако феодально-крепостническая система тормозила развитие кредитных отношений, так как вексель разрешалось брать только купцам и в ограниченных случаях — разночинцам. Ряд указов запрещал производить операции с векселями дворянам и крестьянам.

Указом 7 января 1736 г. наемные пришлые работники с членами их семей были навечно прикреплены к мануфактурам. Во время проведения второй ревизии (1743—1747 годы) правительство вновь прибегло к закрепощению наемных работников, увеличив отряд крепостного рабочего люда, традиционно пополнявшийся за счет покупки крестьян (посессионные), приписки государственных крестьян к заводам (приписные) и ссылки на мануфактуры нищих, бродяг и каторжан. Формами сопротивления работного люда усиливавшейся эксплуатации стали случаи избиений приказчиков, уничтожение заводских плотин, бегство, отказ от работы до выплаты денег. Одним из наиболее значительных волнений работников было происшедшее в 1752 г. на уральских заводах Демидова столкновение их с большим отрядом правительственных войск.

Вторая четверть XVIII в. — время, наполненное в истории России дворцовыми переворотами, расточительством двора, безудержностью фаворитизма. За счет этого складывались богатства отдельных выскочек, быстро менялась внешняя политика. В то же время шло усиление крепостничества, разорение трудящихся масс.

Все это не могло не отразиться на темпах экономического развития России в послепетровское время. Если при Петре I построили 205 мануфактур, то во второй четверти ХVIII в. — 62 мануфактуры. Основную часть этих новых предприятий составляли суконные, полотняные и шелковые. Они возникали преимущественно в районах с развитыми сельскими промыслами. Таким было, например, село Иваново, которое впоследствии превратится в центр русской текстильной промышленности. Казенные и частные текстильные мануфактуры строились в Москве. Вырос спрос на русские ткани за рубежом. Суконные и полотняные мануфактуры появились на Левобережной Украине, первой из которых была Путивльская, построенная при Петре I. На Урале в 1724—1736 гг. были пущены в эксплуатацию 15 новых заводов.

Тот факт, что крупная промышленность не исчезла в послепетровское время, отвергает мнение тех, кто говорил об «искусственном» происхождении мануфактур, об их порождении «капризом» Петра I, о том, что они могли существовать только при особой опеке. Преемники Петра I отказались от политики особого покровительства промышленности и даже вредили ей. Об этом можно судить по ограничению в 1762 г. прав фабрикантов-недворян на приобретение «душ». Об этом можно судить по тому, как Бирон открыто разорял хозяйство страны. Управление всеми горными заводами Урала было поручено иностранцу К. Шенбергу, который за несколько лет чуть не разрушил заводы и рудники. Об этом можно судить по замене петровского покровительственного тарифа 1724 г. новым таможенным тарифом, принятым в 1731 г., значительно облегчавшим ввоз иностранных промышленных изделий. По этому тарифу Анна Иоанновна снизила ввозные пошлины на 20%, что отрицательно сказалось на отечественной промышленности. В 1734 г. она заключила с Англией торговый договор, открывший английским купцам возможность беспошлинной транзитной торговли персидским шелком, нанеся тем самым сильный удар интересам русского купечества и вызвав его резкое недовольство.

В экономической сфере Елизавета Петровна продолжила политику Петра — она поощряла развитие промышленности и торговли. В середине XVIII в. в России появились первые хлопчатобумажные мануфактуры, принадлежащие купцам. Изменилось отношение дворян к предпринимательству — к середине столетия многие из них стали усиленно заниматься хозяйством. В своих имениях они создавали конные заводы, плодовые сады, разводили рыбу, вырубали леса на продажу. Особое развитие получило винокурение, поскольку это было выгоднее, чем торговля зерном.

По составу владельцев мануфактуры середины ХVIII в. были дворянскими, купеческими, посессионными. Появились отдельные крестьянские мануфактуры. Это были предприятия мелких крестьян-фабрикантов, владельцев небольших мануфактур, использовавших наемный труд крестьян-отходников. Такими крестьянами стали предприниматели Бутримов и Грачев, создавшие свои мануфактуры примерно в 1750 г.

В 1750 г. в России действовала 41 домна и производилось 2 млн. пудов чугуна (в Англии — 1,3 млн. пудов). Металлургических заводов насчитывалось 84, включая доменные, молотовые, медеплавильные, металлообрабатывающие. Большая часть из них была построена во вторую и третью четверти ХVIII в. Урал давал 90% выплавки меди, свыше 65% выплавки черных металлов. И этот район стал ведущим не только по российским, но и по мировым масштабам производителем металла.

В основном в мануфактурах применялся крепостной труд. За 1742—1762 годы число крепостных увеличилось с 3,4 млн. душ до 3,8 млн., а число незакрепощенных — с 3 млн. до 3,4 млн. душ. Более медленный рост закрепощенных объяснялся более высокой рождаемостью незакрепощенного населения.

Развитие производства в аграрном секторе и промышленности обусловило рост торговли как внутренней, так и внешней. С 1726 по 1760 г. вывоз на экспорт увеличился с 1,2 млн рублей до 10,9 млн, а ввоз с 2,1 млн рублей до 8,4 млн. Несмотря на то что темпы ввоза превысили темпы экспорта (рост соответственно в 4 и 2,5 раза), торговый баланс оставался активным. В структуре экспорта уменьшалась доля уральского железа и полотна, что было связано с ростом внутреннего рынка. Главными статьями вывоза были сырье — конопля и лен. В ввозе по-прежнему преобладали предметы роскоши и продовольствие для высших слоев общества (сахар, чай, кофе, вино, пряности), а также ввозились шелк и краски. Распределение грузооборота между Западом и Востоком было в пользу Запада, который поглощал 83% русского экспорта.

В годы царствования Елизаветы Петровны усилилось значение купечества, которое было поддержано не только указанным протекционистским тарифом, но и развитием откупной системы. Купец Шемякин, получив на откуп таможни, обязался вносить ежегодно сумму сборов, равную средней за предшествующие годы.

В середине ХVIII в. некоторые из крупных купцов вошли в состав дворянства и появился ряд крупных купцов, вкладывавших капиталы в предприятия. Например, купец Твердышев построил ряд металлургических предприятий на Урале.

Украина и Белоруссия. В 1727 г. после смерти Петра I в Малороссии было восстановлено гетманство. На Раде в Глухове гетманом Украины был избран Даниил Апостол. Он непосредственно подчинялся командующему русской армией на Украине. После смерти Апостола в 1734 г. гетманство в Малороссии вновь было признано ненужным, а при Елизавете, в 1747 г. снова восстановлено. В 1750 г. гетманом Малороссии был избран Кирилл Разумовский.

Все население Левобережной Украины делилось на войсковое, несшее военную службу, и сельское, или посполитное, выполнявшее налоговые обязанности. В составе первой категории постепенно выделился привилегированный слой бунчуковых товарищей — командный состав войска, в руках которого концентрировалась земельная собственность. Рядовые казаки и посполитные крестьяне все более превращались в крепостных. Процесс же превращения казацкой старшины в землевладельцев крепостнического типа имел место после восстановления Запорожской Сечи. В 1733 г. правительство Анны Иоанновны предложило казакам вернуться в район Олешек и отдало им обратно территорию Запорожья. Эта Сечь стала называться Новой. Сюда стягивались отряды вооруженных крестьян из Правобережной Украины, принадлежавшей Польше. Они получили турецкое название «гайдамаков». Наиболее значительными были выступления гайдамаков в 1734 и 1750 годах. Царское правительство всегда помогало польским панам уничтожать отряды гайдамаков.

В Белоруссии, где политическое влияние России чувствовалось сильнее, нежели в Правобережной Украине, местная белорусская шляхта тем не менее подвергалась полонизации значительно глубже. Польско-литовские феодалы чувствовали себя здесь вольготнее, ибо край не пережил такой борьбы, как Украина в ХVII в. Поэтому феодальный и национальный гнет был сильнее. То и дело вспыхивали крестьянские восстания и наиболее значительные из них были в 1740—1743 и 1750—1760 годах.

Поволжье и Приуралье. Народы Поволжья (татары, мордва, чуваши, марийцы, удмурты) во второй трети ХVIII в. испытывали сильный экономический нажим как со стороны царского правительства, так и со стороны русских помещиков, которые активно колонизовали этот регион. Сверх подушной подати они были обложены сбором хлеба, обязанностями по рубке и сплаве корабельного леса, их подвергали принудительной приписке к уральским заводам и насильственной христианизации. Самой распространенной формой сопротивления стало их бегство в Заволжье и Закамье, поэтому в 1731 г. началось сооружение второй Закамской черты (Самара — Бугульма). Она должна была отделить народы Поволжья от Башкирии, где было особенно неспокойно в 30—50-е годы.

Русские помещики и купцы в эти годы приобрели в Башкирии много лесных массивов и пахотных земель путем заключения формальных сделок с местным населением и спаивания башкир. Вместе с тем правительство стимулировало привлечение на свою сторону мурз и тарханов. К юго-востоку от Башкирии была перенесена и государственная граница. Башкирия была опоясана сетью русских крепостей вдоль новой засечной линии, шедшей от Самары к устью Ори на север до Челябы, где она соприкасалась с сибирской линией, идущей к Алтаю. Центром этой оренбургской черты должен был стать город Оренбург, заложенный начальником края Кирилловым в 1735 г. Тогда же башкиры уничтожили русский отряд, шедший на подкрепление к устью реки Ори, где строилась новая крепость. Началось одно из крупнейших башкирских восстаний, длившееся шесть лет. Его возглавил Миндугул по прозвищу Кара-Сакал (Черная борода). Другое восстание Батырши Алиева вспыхнуло в 1755 г. в связи с запрещением вольной добычи соли в Башкирии и введением казенной ее продажи взамен ясака. Традиционным способом борьбы правительства стало использование разногласий между башкирами и казахами. Было создано оренбургское казачье войско. Продолжавшиеся притеснения калмыков заставили их откочевать в пределы Китая в 1771 г.

 

Категория: Лекции по истории XVIII века | Добавил: Lyusisha
Просмотров: 39220 | Загрузок: 961
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]